В России подняли подоходный налог для самых богатых. Как это поможет бедным?: Госекономика: Экономика: Lenta.ru

В России с 1 января перестала работать плоская шкала налогообложения, которая действовала 20 лет и была одной из самых успешных реформ начала 2000-х. Она позволила увеличить поступления в бюджет и вывести доходы миллионов налогоплательщиков из тени. Однако в разгар Коронавирусные кризиса президент Владимир Путин принял решение отказаться от плоской шкалы. Зачем это было сделано? И как изменится после этого жизнь простых россиян? Ответы — в материале «Лента.Ру».

С начала 1990-х и до 2001 года в России действовала сложная прогрессивная шкала налогообложения, когда эффективная ставка напрямую зависела от того, сколько человек зарабатывает. За годы действия шкала неоднократно подвергался изменениям и в конце 1990-х насчитывала шесть вариантов ставок: 12 процентов (доходы меньше 30 000 рублей в год или около 92 долларов в месяц), 15 процентов (30-60 тысяч рублей), 20 процентов (60 -90000 рублей), 25 процентов (90-150 тысяч рублей), 30 процентов (150-300 тысяч рублей) и 35 процентов (более 300 000 рублей). К 2000 году прогрессивную шкалу упростили, а количество ставок в ней возвели до трех: 12 процентов для тех, чьи доходы составляют менее 50 000 рублей в год (около 150 долларов в месяц), 20 процентов для россиян с доходом от 50 до 150 необлагаемых минимумов доходов в год, 30 процентов — для людей с доходом более 150 000.

Однако несмотря на то, что налоговая система пыталась учитывать возможности различных слоев населения, сбор налога в стране была низкой. Если в среднем доля НДФЛ в общей сумме налоговых поступлений в развитых и развивающихся странах к 2000 году составляла 20-35 процентов, то в России показатель был намного ниже. В 1994 году он составлял 8,3 процента, в 1995-м — 7,1 процента, в 1996-м — 8,2 процента, в 1997-м — 8,8 процента, в 1998-м — 8,5 процента, в 1999-м — 7,6 процента, в 2000-м он и вовсе опустился до 6,5 процента. Низкая собираемость налога было обусловлено целым рядом причин. С одной стороны, основная часть населения была бедной и пользовалась многочисленными налоговыми льготами, которые вводились в 1990-е, чтобы облегчить переход от социализма к капитализму для малоимущих. Россияне с высокими доходами, пользуясь несовершенством законодательства, находили возможности для уклонения от уплаты налогов.

С другой стороны, по налоговой дисциплины било то, что граждане просто считали фискальную нагрузку для себя слишком высокой. С учетом всех сборов в социальные внебюджетные фонды (например, взносы на социальное и медицинское страхование) итоговый уровень налоговых отчислений для граждан, облагается минимальным НДФЛ, превышал 37 процентов. Для россиян, находившихся у верхней границы шкалы, максимальная нагрузка было больше 50 процентов. Кроме того, в конце 1990-х — начале 2000-х повышению собираемости НДФЛ мешала далека от совершенства система налогового администрирования. Например, она не позволяла эффективно взимать сборы с других доходов, кроме зарплат, в результате чего те буквально выпадали из поля зрения налоговой службы.

Слишком высокая в понимании граждан фискальную нагрузку и массовое уклонительство в начале 2000-х привели власти к пониманию, что стране нужна полноценная налоговая реформа. Радикальное решение предложил Центр стратегических разработок во главе с Германом Грефом. Согласно его плану, ставку нужно было установить на уровне 13 процентов и сделать ее единой для всех. Одновременно власти решили заменить многочисленные взносы во внебюджетные фонды единым социальным налогом, снизив его суммарную нагрузку. В результате предельная ставка налогообложения доходов в 50 000 рублей в год сократилась на 1,4 процентного пункта, а доходов от 150 000 рублей — на 22,7-33,1 процентного пункта.

Гипотеза власти была в том, что состоятельные налогоплательщики и так уклоняются от уплаты налогов, поэтому снижение НДФЛ не спровоцирует падение поступлений с их стороны. Авторы идеи рассчитывали, что снижение налоговой нагрузки и упрощение системы уплаты сборов даст обратный эффект и выведет доходы богатых россиян из тени. Кроме того, Кремль пошел на отмену ряда льгот, которое должно было помочь собирать больше налогов с неимущих. В конце концов, ожидалось, что именно администрирования плоской шкалы налогообложения будет проще и дешевле, чем администрирования дифференцированной.

Уже в 2001 году стало понятно, что расчет власти оправдался. В первый же год после реформы поступления от НДФЛ увеличились на 23,7 процента к предыдущему году, в 2002-м — еще на 21,4 процента, в 2003-м, 2004-м и 2005-м годах поступления ежегодно росли на 11 1-13,8 процента. В результате отмены прогрессивной шкалы оказалась одной из самых успешных реформ начала 2000-х. Однако власти признавали, что, хотя плоская шкала помогла поднять собираемость налогов, она «введена не на вечно». Рано иди поздно Россия вернется к дифференцированной шкалы, поскольку и выглядит более справедливой. Различные сценарии возвращения неоднократно обсуждались в 2010-х, все же власти так и не перешли от слов к действию, опасаясь массового ухода доходов состоятельных граждан в тень и ухудшение инвестиционного климата при том, что сбор НДФЛ не вырастет. Вместо этого в 2019 году с 18 до 20 процентов взлетела ставка другого налога — НДС.

Активно вопрос об отмене плоской шкалы НДФЛ начали обсуждать в конце 2019 году в канун послания президента Федеральному собранию. По неофициальной информации, власти изучали введение налогового вычета для малообеспеченных граждан в размере 1-1,5 прожиточного минимума, фактически создало бы в России прогрессивную шкалу с двумя ставками: 0 и 13 процентов. Ожидалось, что это поможет достичь цели по снижению бедности в два раза, озвученной президентом в майском указе 2018 года. Кроме того, обнуление налога для бедных мало усилить покупательную способность малообеспеченных, помочь экономическому росту и продемонстрировать социальную справедливость. В поддержку такого варианта помощи бедным выступали глава ВТБ Андрей Костин, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и на тот момент министр экономического развития Максим Орешкин.

Однако в итоге от идеи решили отказаться, поскольку сценарий с обнулением был бы слишком дорогим. Чтобы компенсировать выпадающие доходы региональным бюджетам в размере 1-1,5 триллиона рублей, властям пришлось бы пойти на повышение ставки до 16 процентов для всех остальных граждан. Рассматривались еще как минимум три сценария отмены плоской шкалы. Одним из вариантов было обнуления НДФЛ для россиян с доходами в 1,2-1,5 минимального размера оплаты труда (МРОТ) и повышение сборов для граждан, получающих более 1000000 рублей в месяц. В таком случае выпадающие доходы региональных бюджетов составили бы 150 000 000 000 рублей. Согласно другому сценарию, вместо массового обнуления НДФЛ для бедных предлагалось предоставлять льготы малообеспеченным только по запросу. Еще один вариант — полный отказ от льгот по НДФЛ для бедных на фоне помощь им с помощью адресных субсидий. Однако ни один вариант тогда в итоге не был принят, и в ходе послания Федеральному собранию, которое прошло в январе 2020 года, Путин в качестве меры поддержки бедных россиян объявил введение ежемесячных выплат на детей от трех до семи лет включительно.

К слову, другим вариантом сбора миллиардов могло бы стать налогообложения налогами не доходов, а расходов богатых россиян, о чем еще в 2019 году говорил Максим Орешкин. В таком случае состоятельный человек, который ведет скромный образ жизни, инвестирует в создание предприятий и помогает улучшать ситуацию с зарплатами внутри страны, не подпадает под те же налоги, которые вынужден платить гражданин, просто ведет роскошный образ жизни и тратит много денег, например, на дорогие автомобили и недвижимость.

Принятие решения о возвращении к прогрессивной шкале подстегнула пандемия коронавируса, разразившийся в России весной прошлого года. Эпидемия не только ускорила падение доходов россиян, привела к росту безработицы и пробила дыру в бюджете, но и сделала социальную несправедливость главным страхом 2020 года. В результате уже в июне стало известно, что Кремль всерьез обсуждает дифференцированную шкалу. Однако сценарий, который рассматривался на этот раз, сильно отличался от известных ранее. В нем больше не было дорогого обнуления НДФЛ для бедных, а было повышение ставки с 13 до 15 процентов для россиян с доходами в 2-3 миллиона рублей в год (167-250 тысяч рублей в месяц), что выглядело как налог на средний класс.

Идея получила поддержку социального вице-премьера Татьяны Голиковой, которая называла доходы в два миллиона рублей высокими для России. Одновременно она отмечала, что при принятии решения о повышении НДФЛ в первую очередь нужно думать о справедливости по отношению к людям. Идею также поддержал Максим Орешкин, ставший советником президента по экономике, и все фракции Госдумы. Против выступали премьер-министр и бывший глава Федеральной налоговой службы (ФНС) Михаил Мишустин, нынешний руководитель ведомства Даниил Егоров и Минфин. Они считали администрирования такой прогрессивной шкалы слишком сложным и дорогим.

Итоговый вариант налоговой реформы, которую утвердили в Кремле, оказался мягче, чем ожидалось. Владимир Путин 23 июня в ходе очередного обращения к нации объявил, что с 1 января 2021 НДФЛ на уровне 15 процентов устанавливается для россиян с доходами в пять миллионов рублей в год (около 416 000 рублей в месяц). Повышенным сбором облагается не вся сумма в пять миллионов, а только часть дохода, которая превышает эту отметку. То есть если гражданин получает шесть миллионов рублей в год, то под повышенную ставку попадет только один миллион. В целом дополнительные сборы от повышенной ставки, как ожидается, составят 60000000000 рублей, тратить их собираются только на лечение тяжелобольных детей. Сама же реформа касается не более 1 процента работающих россиян.

1%

работающих россиян коснется повышение подоходного налога

Профессор Парижского университета Sciences Po, экономист Сергей Гуриев также отметил, что цифра в 60 млрд настолько мала по сравнению с российским бюджетом, что скорее может считаться «ошибкой округления». Для сравнения: расходы федерального бюджета в 2020 году были запланированы на уровне 19,5 триллиона рублей. В целом в нынешнем виде налоговая реформа выглядит скорее как подготовка к более глубокому дифференцирование ставок в будущем.

Source