Гильотина обретает свойства мясорубки — Экономика — Коммерсант

В течение 2020 года, бизнес и регуляторы не прекращали работу по выстраиванию новой регуляторной среды, готовя списки обязательных требований при «регуляторную гильотину». Полностью реализовать механизм не удалось — почти трети актов временно удалось избежать «гильотинирования». Сама же концепция сиюминутного дерегулирование во многом под влиянием Коронавирусные опыта трансформировалась в прикладной инструмент постоянной корректировки регулирования в зависимости от его реального влияния на экономику.

1 января 2021, бизнес должен проснуться в новой регуляторной реальности. К этому времени реформа контрольно-надзорной деятельности, призвана упростить ведение бизнеса, требовала срабатывания «регуляторной гильотины» — отмена устаревших и избыточных обязательных требований или их актуализации в соответствии с новым риск-ориентированным подходом. Выстраиванием такого регулирования бизнес и регуляторы и занимались в течение 2020: в отраслевых рабочих группах сторонам принадлежало найти баланс между привычкой контроллеров к полномочиям и увлеченностью поднадзорных в желании «порезать лишнее».

С самого начала бизнес в разговорах признавался, что работа должна быть масштабная, и скептически относился к перспективе закончить «гильотинирование» за один год.

Однако к концу года работа по дерегуляции считается выполненным — по данным Минэкономики, утратили силу более 3 тыс. Актов, зато состоянию на 1 января должны быть приняты 456 новых (на 23 декабря суммарно было принято 434 акта, и сомнений в своевременном завершении работы НЕ возникает ). Вопреки ожиданиям, пандемия коронавируса с переходом на удаленный формат деятельности рабочих групп не помешала. Большинство собеседников «Ъ» об отдельных эпизодах проволочек и технических сложностей в работе ряда групп раздраженно отзывались: «Кто хотел работать — все успел». Эпизоды, впрочем, действительно были: «гильотинированием», например, не поддались бесчисленные тарифы — как признавались участники, в силу ограниченных ресурсов и компетенций, а также чувствительности вопрос через пересечения интересов рынка и отраслевых регуляторов. В состоянии «гильотина» оказалась и для коллекторской деятельности, которая требовала особого подхода: новое регулирование для относительно молодой отрасли требовало законодательных изменений для усиления контроля. В результате согласованный законопроект, пройдя общие этапы «гильотины» еще до октября, задержался в аппарате правительства. Соответственно, введение новых требований пришлось отложить.

По итогам таких «эпизодов» корпус отсрочек оказался немаленьким: около 1,3 тыс. Актов, по которым так и не удалось договориться, составили перечень требований «на сохранение». Как объясняют в Минэкономики, это страховка на случай правового вакуума — соблюдение требований этих актов подлежит проверке и после 1 января. Список в том числе пополнили наиболее спорные документы: во многом их просмотр ограничен требованиями федеральных законов (работа по их корректировке начнется в 2021 году), и «сохранены» акты в 2021 году будут пересмотрены за небольшого срока действия большинства (три-шесть месяцев) .

Де-факто «регуляторная гильотина» в следующем году выйдет на второй круг, превратившись в постоянно действующую «регуляторную мясорубку»:

формально «гильотинирование» состоялось для досоветских и советских актов (утратило силу 8,6 тыс. актов СССР и РСФСР), однако важнее оказался новый тренд доказательного госрегулирования что требует постоянной корректировки и обошли «гильотину» актов.

Еще летом законы о КНД из опасений затянуть с согласованием проектов принимались в логике «поправки возникнут — будем улучшать по итогам практики». Во многом такой подход навеян пандемией, которая требовала дерегулирования для поддержки экономики и показала, что границы возможных послаблений могут оказаться шире запланированных, доказательством тому и продление моратория на большинство проверок бизнеса. Коронакризис с опытом гибкой настройки господдержки, отлаженной обратной связью и высокой скоростью реагирования на запросы и изменения выявил недостаточную гибкость «гильотины». В результате Минэкономики предложило регуляторам ежегодно оценивать требования к бизнесу на предмет их эффективности и реального влияния на экономику на основе данных цифровых систем (о проверках бизнеса, судебной практики), обращений поднадзорных и позиций регуляторов.

Видимо, «ковидний эксперимент» приблизил внедрения в практику доказательного госрегулирования и во многом удался.

Надежда один раз отрезать и жить беззаботно хоть сколько-нибудь долго редко реализуется на практике. В случае «гильотины» мысль о том, что дерегулирование должно быть постоянным, пришла в процессе. Но хорошо, что пришла: мясорубка в хозяйстве — вещь гораздо более утилитарная, чем гильотина.

Диана Галиева

.Source