По имени «солнце»: как товарищ Сухов вошел в легенду | статьи

90 лет назад, 31 декабря 1930, родился Анатолий Кузнецов, исполнитель главной роли в самом любимом зрителями (это официальные итоги соцопроса!) Советском фильме всех времен. В этот день «Известия» вспомнили, как Кузнецов едва не стал певцом, насколько он был популярен в товарища Сухова и как относился к своему герою на склоне лет.

Как он не стал певцом

В выражения «актер одной роли» смысл не то чтобы презрительный, но какой-то сочувственный, что ли. Мол, пытался человек, работал всю жизнь — но запомнился только в одном-единственном образе, пусть даже и хорошо. Чаще всего так и бывает: Борис Бабочкин, Александр Демьяненко, Екатерина Савинова, то хотя бы и Джоди Фостер. но есть и счастливые исключения, когда при упоминании фамилии артиста, разумеется, прежде всего упоминается его главная работа, но память на этом не останавливается.

У Анатолия Кузнецова была настолько русский, крестьянская внешность волей-неволей хочется представить его человеком от сохи, которые пробились «в артисты» благодаря везению и таланта. Это совсем не так (за вычетом таланта, разумеется). Кузнецов — москвич, выходец из семьи, которую можно было бы назвать даже богемной: отец — певец, работал в джазовом оркестре и в хоре Большого театра, старший двоюродный брат Михаил- популярный в 1940-1950-е годы киноактер (тоже запомнить » ятався ролью солдата — только в сказке «Марья-искусница»).

Валентина Малявина и Анатолий Кузнецов

Валентина Малявина и Анатолий Кузнецов в фильме «Утренние поезда»

Фото: РИА «Новости»

Анатолий сначала тоже хотел стать певцом: «Сначала я собирался было пойти по стопам отца. И я поступил на вокальное отделение училища имени Ипполитова-Иванова ». Затем была Школа-студия МХАТ — с выбором помог определиться брат Михаил, он когда-то закончил другой «мхатовскими» вуз — оперно-драматическую студию.

Известность пришла к Анатолию Кузнецову быстро и спокойно. Еще студентом дебютировал в кино в таежном боевике «Опасные тропы» — и сразу пусть не в главной, но в большой роли. Главные, впрочем, появились тоже очень быстро — «К Черному морю», «Повесть о молодых», «Случай на шахте восемь», «На дорогах войны». Интересно, что молодой Кузнецов у режиссеров котировался как романтический герой, и только ближе к сорока актер стал все чаще и чаще приглашаться в качестве уверенных в себе мужчин в военной форме ( «Весна на Одере», «Освобождение»). Впрочем, без труда ему давались и комедии — трио с Олегом Борисовым и Ларисой Голубкиной в «Дайте жалобную книгу» Эльдара Рязанова получилось образцовым.

Как он стал легендой

На пробы в главный фильм своей жизни Кузнецов попал для проформы. Владимир Мотыль видел в роли Сухова Георгия Юматова, но по сложившемуся порядку пробовать одного актера было нельзя — минимум двух. Актеры охотно ходили на такие «безнадежные» пробы — ведь за участие в них платили, и довольно прилично — 25-35 рублей за кинопробы, чуть меньше — по фото.

Николай Годовиков и Анатолий Кузнецов

Николай Годовиков и Анатолий Кузнецов в фильме «Белое солнце пустыни»

Фото: РИА «Новости»

Дальнейшая история слишком хорошо известна, чтобы подробно ее пересказывать. Юматова утвердили, чуть ли не в первый съемочный день он запил, и режиссер срочно вызвал на площадку Кузнецова.

Говорить о том, что «на следующее утро после премьеры актер проснулся знаменитым», в случае с Кузнецовым-Суховым категорически нельзя. Это с 2020 года кажется, что фильм, официально признан самым любимым зрителями за всю историю советского кино, стал таким сразу же. На самом деле «Солнце» по достоинству оценили далеко не сразу — и в прокате он не собрал рекордную кассу и «советский Оскар» — опрос журнала «Советский экран» о лучшем фильме года не только не выиграл — занял среди номинантов предпоследнее место.

Культ «Белого солнца пустыни» зарождался постепенно. В его создание внесли свой вклад и космонавты, которые приобрели привычку смотреть фильм перед стартом, и журналисты, которые стали об этом писать, и лично дорогой товарищ Леонид Ильич Брежнев, настоятельно советовал Центральному телевидению чаще показывать свое любимое кино — и, разумеется, это именно телевидения.

Анатолий Кузнецов и Галина Лучай

Анатолий Кузнецов и Галина Лучай в фильме «Белое солнце пустыни»

Фото: РИА «Новости»

Когда говорят и пишут о «Солнце» много говорят о сценарии, о своеобразном режиссуре Мотыля, о Луспекаева и Мишулина, об актере-любителя Годовикова. Работа Кузнецова как-то выводится из фокуса — что, мол, здесь обсуждать, и так понятно, шедевр. Между тем в роли Сухова Кузнецов не добился (и не добивался) никакого актерского катарсиса, не нашел (и не искал) никаких принципиально новых профессиональных ходов, красок и т.д. Он просто работал, как всегда, — скуповатых на напев, но предельно психологически точно. Фирменная Кузнецовска улыбка, стала его отличительным знаком еще в «Дайте жалобную книгу», дала Сухову, чего ему никогда не дал Юматов — при всем уважении к этому великому артисту, а именно прошлое, бэкграунд.

Точно так же, как москвич из интеллигентной семьи Кузнецов удачно притворялся крестьянским сыном, Сухов притворяется простушка, обычным солдатом, неизвестно зачем и как мотается по Закаспийская песках. То, что Сухов непростая, что у него за плечами не только фронт, он как минимум обученный грамоте, а скорее всего, вообще пытается придать себе более «правильного происхождения», чем оно есть на самом деле, — всем этим наделили его НЕ сценарист и режиссер. Все это — тонкая работа Кузнецова.

Как он остался в кинематографе

Известно, что после роли Болконского в «Войне и мире» Вячеслав Тихонов всерьез думал уйти из кино — мол, лучше ничего не сыграю, так зачем? Кузнецов после «Белого солнца пустыни», наоборот, вошел в обойму наиболее востребованных киноактеров страны. Он много снимается за рубежом — в ГДР, Чехословакии, Болгарии, Югославии, причем не только в совместных картинах: ему доверили главную роль в экранизации романа Чапека «Гордубал». На родине Кузнецов не снимает погон — полковники и генералы в его фильмографии идут косяком. Среди них есть хотя и не сопоставимы с Суховым, но вполне запомнились образы — например, подполковник Морошкин из знаменитой дилогии «В зоне особого внимания» и «Ответный ход».

Георгий Жженов и Анатолий Кузнецов в фильме «Горячий снег»

Георгий Жженов и Анатолий Кузнецов в фильме «Горячий снег»

Фото: РИА Новости / Вишневский

Он не отказывается от и эпизодов — и, по крайней мере, один помнят все. Одинокий, разведен с маленьким сыном лесничий с «По секрету всему свету», в трех фразах переводит в поезде Дениска Кораблева свою бедную жизнь, сделал довольно проходной «каникулярный» фильм настоящей драмой. И остается только пожалеть, что когда цензурные времена закончились, никто не решился поработать с Кузнецовым всерьез — разве что брать Алейникова в «тракторист-2».

Кузнецов прожил равную долгую счастливую жизнь — и профессиональную и личную: его единственной любовью со студенческих времен была дочь Героя Советского Союза № 1 Анатолия Ляпидевского Александра. Славу брал с достоинством и без ложной скромности. И только ближе к концу жизни на вопрос о «актера одной роли» все чаще и чаще отвечал: «Иногда бывает обидно».

Source